Dec. 5th, 2011

la_calvados: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dk_narrativ в Искупление: центрированность на себе или на другом человеке
(по материалам статьи Jenkins A., Joy M., Hall R. (2003). Forgiveness and child sexual abuse: A matrix of meanings. In Responding to Violence: a collection of papers relating to child sexual abuse and violence in intimate relationships, Dulwich Centre Publications, Adelaide, Australia, pp. 35-70.)

Позиция человека, пережившего насилие, по отношению к прощению складывается во многом под влиянием позиции того, кто совершил насилие. Если это длящиеся значимые отношения, и человек, который наносит обиды или совершает насилие, заинтересован в их продолжении, то у него есть две возможности. Первая – занять эгоцентрическую позицию, а вторая – занять позицию, центрированную на другом человеке. Дженкинс, Джой и Холл рассматривают, как может выглядеть с этих позиций «путь искупления».

Путь искупления – это принятие на себя ответственности за содеянное, а также заглаживание причиненного вреда. Если человек, нанесший обиду или совершивший насилие, решает идти по пути искупления, то при этом перед ним встают три задачи: 1) осознание; 2) возмещение ущерба; 3) разрешение ситуации.

Если осознание осуществляется с позиции, центрированной на другом человеке, обидчик признает неизбежность того, что пострадавший переживает боль, возмущение, ощущение предательства, и сам готов жить с ощущением стыда и глубокого сожаления о содеянном (а не бежать от них). В подобном случае, когда обидчик принимает на себя ответственность и испытывает стыд и раскаяние, это может помочь пострадавшему отпустить и оставить в прошлом собственные тяжелые чувства. Стыд оказывается возвращен по адресу: стыдно должно быть тому, кто нанес обиду, а не тому, кого обидели.

Read more... )

продолжение следует
la_calvados: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dk_narrativ в Прощение, личная этика, продолжение отношений
В подавляющем большинстве случаев люди, злоупотребляющие властью, избивающие и сексуально эксплуатирующие других, запугивают их и внушают им, что те сами виноваты – слишком развратны, «сами этого хотели», «спровоцировали» и пр. Общество в существенной степени разделяет этот дискурс «обвинения пострадавшего». В результате человек, переживший насилие, часто обвиняет сам себя и ищет «уважительные причины» и оправдания поступкам обидчика.

Когда в процессе терапии злоупотребление властью и замалчивание «выводятся на чистую воду» и делаются видимыми, становится возможным отделить боль, причиненную насилием, от навязанного чувства стыда и вины за происшедшее - и от гнева и возмущения. Человек становится способен отпустить и оставить в прошлом боль, стыд и вину, контролировавшие его жизнь. Гнев и возмущение становятся ресурсом, опорой для того, чтобы выступить в защиту своих прав, вернуть себе свою жизнь, перейти с позиции вынужденности к позиции свободного выбора.

Некоторые люди хотят простить, потому что это соответствует их личной этике; но порой требуется достаточно много времени и усилий, чтобы разобраться, какая этика «моя», а какая навязана мне тем, кто совершал насилие, и теми, кто вступил с ним в сговор. В длительных значимых  отношениях, помимо насилия, часто присутствует много хорошего, ради чего эти отношения хотелось бы сохранить.

Работая с пережившими насилие, Дженкинс, Джой и Холл спрашивают:Read more... )
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios